*Заполните это поле
Captcha
поиск по сайту
Камнемир
Санкт-Петербург, Ул. Якорная, 9А
8 (800) 777-03-51
закладки сравнение

Ника Самофракийская. Новая интерпретация из гранита

Один из офисов на северо-западном побережье тихого океана выделяется необычным элементом дизайна - барельефом высотой около 4,5м и шириной 5,5м, выолненным из базальта и гранита. Вдохновлением для его создателей послужила известная эллинистическая мраморная скульптура крылатой богини победы - Ники Самофракийской

 

Оригинал Ники Самофракийской

Для древних греков, живших несколько тысячелетий назад, олицетворением многих понятий, таких как мир, удача, возмездие и справедливость служили образы богинь. В древнегреческой мифологии богиня Ника олицетворяла победу. Ее считают одной из древнейших богинь греческого пантеона. Статуя Ники – это фигура женщины - посланницы с большими крыльями, благодаря которым она могла летать повсюду над землей, передавая новости о победе в сражениях или спортивных состязаниях.

Мраморная эллинистическая скульптура крылатой богини Победы из Самофракии, датируемая II веком до н. э., известная также как Ника Самофракийская, была обнаружена в 1883 году и перевезена в Париж. С 1984 года и по сей день она находится в музее Лувра, Франция. Одно из самых известных в мире скульптурных произведений служило объектом вдохновения для многих представителей творческих профессий: художников, скульпторов, архитекторов, дизайнеров и др.

Ника Самофракийская лувр

Образ крылатой богини Ники оказал значительное влияние и на талантливую команду профессионалов, работавшую над заказом американской компании из Fortune 100. Им предстояла нелегкая задача – по-новому интерпретировать культовое произведение искусства для оформления стены зала заседаний совета директоров в штаб-квартире компании. (Забегая вперёд могу сказать, что судя по высеченному тексту, данный офис это штабквартира компании Nike. Да и Ника Самофракийская в Английском языке звучит как Nike of Samothrace)

Барельеф «Крылатая богиня Победы» высотой около 4,5 м и шириной 5,5 м выполнен из базальта, добытого из месторождений в штате Вашингтон, и плитки из индийского черного гранита. Эта работа – один из самых необычных и технически сложных проектов Питера Андруско – главного скульптора архитектурной студии The Andrusko Group в Портленде, штат Орегон. «Я никогда не делал ничего столь сложного», – сказал Андруско, создавший в течение последних 30 лет немало скульптур из камня для разных клиентов. «В мае 2017 года ко мне обратился проектный менеджер отдела специальных арт-проектов строительной компании Hoffman Construction. Тогда и начался диалог о целесообразности создания массивного барельефа из камня. Конечно, я был в восторге – ведь ко мне обратился один из ведущих генеральных подрядчиков западного побережья США. Они выбрали меня и это, в некотором смысле, стало результатом десятилетий моего напряженного труда в попытке стать узнаваемым мастером.

 

Процесс создания барельефа

Процесс создания барельефа крылатой богини Победы и оформления стен опирался на использование роботизированного оборудования с ЧПУ. Из материалов Андруско использовал базальт, добытый в Мозес-Лейк, штат Вашингтон, а также индийский черный гранит от поставщика. «Эта скульптура вырезана из очень твердого и плотного местного черного базальта, а затем встроена в площадку из текстурированного черного гранита», – рассказывает Андруско. «На граните высечена надпись из нескольких слов – она также изготовлена мной и мастерами моей студии».

Listen to the voice of the athlete

Базальт, используемый для создания разнообразных скульптурных элементов, относится к числу распространенных природных материалов на Тихоокеанском Северо-Западе – территории, покрывающей большую часть штатов Вашингтон, Орегона, Айдахо и Британская Колумбия, и простирающейся до штатов Монтана, Невада и Северная Калифорния. Базальт доступен в разных цветах, текстурах и видах. «В нашем конкретном случае использовался гранит Satin Black плотнозернистой структуры, требующий полировки», – пояснил Андруско. В ходе работы он сотрудничал с местной компанией, занимающейся обработкой камня – там по заданным размерам вырезались грубые модули в виде плит, которые затем поставлялись в студию для ручной обработки в соответствии с жесткими спецификациями, предусмотренными проектом. «Размер основного модуля составляет 7,6 х 15,2 х 61 см. Исходя из общей толщины модуля, максимальная глубина резьбы колеблется в пределах 6 см. В завершение обработанные модули с резьбой монтируются в гранитные стеновые панели, покрывающие стену».

«В готовой работе более 300 элементов, многие из которых прошли сначала черновую обработку на ЧПУ, затем ручную отделку, а в завершении их монтировали в вырезанный по размеру гранит», – поясняет Андруско. «Этот процесс, по сути, похож на те, что на протяжении всего времени использовались в ремесленных мастерских для резьбы по камню. Отличие лишь в том, в данном случае применялось роботизированное оборудование вместо отработанных на практике приемов, к примеру, тех, что так виртуозно использовал Роден в своей мастерской для черновой обработки исходных моделей – в нашем случае это не что иное, как цифровые файлы»

При проектировании скульптуры весом около 3 400 кг Андруско сотрудничал с командой профессионалов в области цифрового искусства. Они создавали изображения по исходным моделям с помощью компьютерных программ, и в далее он работал над проектированием на основе этих изображений. «Первым и самым важным аспектом проекта было художественное воплощение», –  пояснил скульптор.

«В начале меня попросили показать, как будет выглядеть законченная скульптура, но времени до завершения работы оставалось еще предостаточно, поэтому приняли решение нанять команду профессионалов по цифровому искусству. Мы тесно сотрудничали в течение первых нескольких месяцев, чтобы усовершенствовать дизайн. Я изготовил из уретана высокой плотности исходную масштабную модель резьбы и полноразмерную секцию примерно 1,2 х 1,5 м. Исходя из отзывов о первой масштабной модели, была заказана вторая, чтобы удостовериться, что внесенные изменения будут полностью соответствовать жестким требованиям к деталям».

«Предполагаемый вес одного только камня был действительно пугающим», – пояснил Андруско.

«Необходимо было срочно свести к минимуму показатели общего веса – для проекта такого масштаба потребовалось проработать максимальное возможное количество деталей, чтобы достичь баланса между уменьшением веса (толщины модуля) и локальным освещением. Кроме того, следовало учесть в, что вся эта масса свисает со стеновой конструкции вдоль тоненькой полоски пола на верхнем этаже современного здания. Поэтому в целях безопасности, потребовалось уделить внимание ряду инженерно-технических аспектов».

Компромисс был найден благодаря созданию модулей общей толщины 7,6 см и диапазону для глубины резки камня в пределах 6 см. «Диапазон глубины резки был найден, и теперь команда специалистов по цифровому искусству могла моделировать освещение и рельеф для достижения максимального визуального эффекта», – сказал Андруско.

«В реальном пространстве много рассеянного света, который в некоторой степени снижает эффект нисходящего светодиодного освещения в течение дня. Интересно, что на снимках, сделанных после захода солнца, можно увидеть потрясающую глубину и четкие очертания поверхности. Это удивительно, но барельеф, действительно, кажется более глубоким и четким, чем можно было бы ожидать от 6-сантиметрового диапазона резки. Это был настоящий успех команды дизайнеров и специалистов по освещению».

Команда дизайнеров использовала наложение карт смещения для создания цифровых визуализаций – альтернативный метод компьютерной графики с использованием текстурных карт или карт высот для создания такого эффекта, когда фактическое геометрическое положение точек над текстурированной поверхностью смещается, что в результате дает ощущение большей глубины и детализации поверхностей, допуская возможность объектов отбрасывать тень на самого себя, частично или полностью скрывать свою видимость или создавать силуэты.

«Ценность всего этого заключается в том, что компьютерное программное обеспечение, которое я использовал для работы с выбранными файлами, позволяет четко контролировать диапазоном от черного (самая низкая точка) до белого (самая высокая точка). По сути, эти точки задаются пользователем, что позволяет правильно установить ось Z, чтобы все стало трехмерным» – подробно пояснил Андруско.

«Ручная резьба не должна контрастировать на общем фоне, это всего лишь финишная отделка – последний штрих в процессе резки камня».

«Изначально возникло много трудностей с размером файла и попытками решить ряд проблем, таких как позиционирование внутри сетки с фиксированными размерами полос для области материалов, которые необходимо было обсудить и установить, прежде чем разбивать изображение на определенные части», – продолжал объяснять Андруско.

«Помимо этого, клиент настаивал на допусках между элементами в пределах 1,5 мм. После того как все вопросы с сеткой были проработаны, детали сегментировали на модули. Я разбил элементы сетки для гранита, отталкиваясь от базальта, и вырезал трафареты, чтобы отметить и подогнать гранит деталь за деталью – ручной резкой с помощью кольцевой пилы. Изначально я планировал сделать это гидроабразивной резкой, однако в разгар временного кризиса решил отказаться от этой идеи, и стал резать вручную, пока работали станки с ЧПУ. И это оказалось очень правильным решением по ряду причин. Файлы с G-кодом были сгенерированы для запуска машин, а более мелкие детали вставлялись в каменные модули группами. Все было закодировано и пронумеровано, чтобы детали можно было точно подогнать и отобразить на схеме для бригады монтажников».

Создание конструкции из 300 различных элементов – это сложный процесс. «Резка деталей включала начальную (черновую) стадию фрезерования», – поясняет Андруско.

«Приходилось осуществлять резку на глубину около 3,8 см, чтобы достичь нужной формы детали. На второй стадии фрезерования использовалось долото меньшего диаметра и менялась траектория его движения, в результате чего размеры готовой детали довольно близко приближались к требуемым параметрам. Финальная стадия включала укладку камней, ручную отделку и очистку, а обработку срезов и острых краев для плавного перехода между соседними деталями. также затягивание разрезов и острых краев, чтобы обеспечить плавный переход между соседними частями. Самая большая отдельная площадка с плоской поверхностью, которую в то время я мог использовать в мастерской, была размером примерно 1,2 х 1,2 м».

Цифровые технологии, которые использовал Андруско, в конечном счете позволила ему создать скульптурное произведение такого масштаба в сравнительно короткий срок, хотя, бесспорно, необходимыми оказались и его навыки ручной резьбы. «Роботизированное оборудование, использованное в нашей мастерской, позволило многократно увеличить производительность труда резчика, но вдохнуть жизнь в творение может только мастер, выполняющий вручную последние штрихи – отделку и проработку деталей скульптурного произведения» – говорит он.

Первоначально Андруско планировал запускать 10 станков одновременно, для того чтобы изготовить все детали. Но позже он решил сократить число станков до 6, так как понял, что в этом случае сможет качественно выполнить работу, достигнув точности и совершенства конструкции. «Я смог управлять шестью станками с ЧПУ в одиночку в течение почти четырех с половиной месяцев», – сказал Андруско.

«Мой день начинался примерно в 5:00 и заканчивался примерно в 22:00. Резка твердого камня требует повышенной концентрации внимания. Крайне необходимой была бесперебойная подача воды. В противном случае мог возникнуть пожар, случиться поломка долота, повреждение заготовки или, как минимум, куча времени была бы потрачена впустую. Поэтому, как бы я этого ни хотел, практически не было возможности ежедневно запускать машины на целые сутки. Работа оборудования требовала постоянного контроля, чтобы в случае любых сбоев можно было их сразу зафиксировать и исправить как можно скорее».

«Я постоянно был на ногах, бегал от одного станка к другому, меняя долото, прочищал забитые водопроводы и даже научился распознавать работу каждого станка в мастерской по звукам – нормально он функционирует или нет», – рассказывает он далее. «Я перестал смотреть на часы. Это была неустанная работа по 14-18 часов семь дней в неделю. За исключением времени, проведенного с семьей в День Благодарения и в Рождество, работа не прекращалась, пока я не довел проект до конца».

Хотя Андруско проделал огромную работу для воплощения этого масштабного проекта в жизнь, он все же считает, что заслуга в этом по большей части принадлежит проектному менеджеру компании Hoffman Construction, а также команде монтажников из корпорации Western Tile & Marble Inc., Редмонд, штат Вашингтон. «Это была очень масштабная командная работа, и успех, на самом деле, достигнут нашими совместными усилиями», – сказал он.

 

Результат и награда

Для установки барельефа, которая продолжалась около месяца, потребовался один каменщик и три плиточника. Бригада укрепила настенную плитку на цементную опорную плиту торговой марки Durock производства USG Corporation, используя цементный раствор марки 257 Titanium от Laticrete, предназначенный для монтажа плиток большого формата, а также панелей и плит из калиброванного керамогранита. «Более толстые каменные модули с резьбой закрепляли с помощью специального клея марки310 Stone Adhesive от Latapoxy», – уточняет Флойд Гудвин, проектный менеджер компании Western Tile & Marble.

Гудвин разъяснил, как аккуратно устанавливать плитки неправильной формы, чтобы достичь ровного шва желаемой толщины. «Сохранение размеров шва и вертикальности было крайне важным, так как у камней с резьбой были неровные края, а подложка была рифленой», – сказал Гудвин.

После завершения проекта в прошлом году все, кто побывал там, были поражены этим скульптурным произведением и его сходством с оригинальной статуей Ники Самофракийской. «Клиент в восторге», – говорит Гудвин.

Петер Андруско с Никой

Этому проекту была присуждена премия Pinnacle Award 2018 от Natural Stone Institute в номинации «Резьба/надписи/скульптура в архитектуре». «Могу предположить, что любой художник стремится каким-то образом вдохнуть жизнь в неодушевленный объект, чтобы на более глубоком духовном уровне воздействовать на созерцателей его произведения», – сказал Андруско. «Тот факт, что в материальном мире теперь существует то, что вместе со мной могут ощутить и другие люди, делает меня очень счастливым».

 

Оригинальная публикация - building stone magazine

Перевод - kamnemir.ru

КОММЕНТАРИИ

Оставить комментарий

Ника Самофракийская. Новая интерпретация из гранита

*Заполните это поле
*Заполните это поле
Ваша оценка:
Заполните это поле
*Заполните это поле
Captcha

Спасибо за ваше мнение!

Мы обязательно опубликуем Ваш отзыв сразу после проверки администратором ресурса.

К списку публикаций

Вход на сайт

*
*

Забыли пароль?

Если Вы еще не зарегистрированы на нашем сайтe предлагаем сделать это прямо сейчас:

Регистрация

*
*
*Заполните это поле
Captcha

Если у Вас уже есть аккаунт на нашем сайте используйте форму входа:

Забыли пароль?

Введите адрес эл. почты, указанный при регистрации и мы вышлем ссылку для восстановления пароля:

*

Вернуться к форме входа

Проверьте почту

Инструкции по восстановлению доступа к сайту отправлены на Ваш адрес электронной почты

Вернуться к форме входа

Заказ обратного звонка

*Заполните это поле
*Заполните это поле
Captcha

Спасибо

Наш специалист свяжется с Вами в указанное время и проконсультирует по всем вопросам

Сделать заказ

*Заполните это поле
*Заполните это поле
*Заполните это поле
*Заполните это поле
Captcha

Благодарим Вас за обращение в «Камнемир»!

Ваш вопрос принят в обработку. В течение рабочего дня наш менеджер с Вами свяжется.

Спасибо

Благодарим Вас за обращение в «Камнемир»!

Ошибка

Произошла ошибка, попробуйте снова.